Знакомство со своим я продолжается

Глава 5 Знакомство продолжается - Король мошенников

знакомство со своим я продолжается

Знакомство продолжается. В девять утра в зале Что касается остального, то он занимался своим бизнесом, я – своим. – Но он был известен как член. До нашего знакомства я не считал его большим поэтом, создателем настоящих художественных ценностей. Тем более что он творил на не знакомом. ЗНАКОМСТВО ПРОДОЛЖАЕТСЯ Я считаю, - веско сказал он, - уж раз где живешь - эту местность надо знать как свои пять пальцев: где что .. Под возбужденные крики мальчишек Лещук выбрался со своим трофеем из ямы.

Он только присвистнул, дав понять, что словами это выразить невозможно. Ребята окружили стол и стали рассматривать чертеж. Они узнали свою деревню - пятнадцать домов-квадратиков, раскиданных вдоль дороги и окруженных изгородью. За околицей виднелось голубое пятнышко - силосная яма с водой. Санька охотно давал пояснения. Я в городе знал все, даже что под землей находится! В голубых глазах Гриши Лещука загорелась искорка. У вас тут этого ничего нет! С картой искать хорошо!

В Якутии алмазы нашли? Санька сердито швырнул ботинки и свистнул. У него в запасе было штук сто разных присвистываний - на все случаи жизни. Сейчас его свист выражал полное разочарование. Мы тебя уже включили. А задание на сегодня такое: Вот если что сложное попадется, - тогда приходите, консультация вам обеспечена!

Отец научит вас урожаи делать, мать подскажет, как молока побольше добыть, а я по всем другим вопросам! Одна голова - огромная! Видали, как я вчера раскидал ту троицу? Санька кивнул головой на табуретку напротив себя и, поставив локоть правой руки на стол, с вызовом посмотрел на мальчишек.

За стол напротив Саньки сел Сема и неуклюже выставил руку. Только сейчас Санька заметил сильные, почти мужские пальцы Семы и широкую ладонь с загрубевшей кожей. Санька беспокойно заерзал на стуле, но руки со стола не убрал. Санька сгоряча не почувствовал боли, но у него заныло под ложечкой, когда он увидел налившиеся синевой кончики своих пальцев, зажатых в Семиной руке.

И в то же мгновение рука Саньки оказалась прижатой к столу. Мальчишка не успел понять, как это произошло. Он с удивлением, как на чужую, посмотрел на свою ладонь. Ты не по правилам! Ребята стояли вокруг них и молчали. Они знали, чем все кончится, и потому не испытывали спортивного интереса.

А смеяться над Санькой не хотелось: Но гордость не позволила Саньке сдаться без боя. Он второй раз вцепился в неподатливые пальцы Семы, сам сосчитал до трех и навалился на его руку, привстав со стула.

Это было явное нарушение правил, но никто не запротестовал. Рука у Семы дрогнула и остановилась в вертикальном положении. Как Санька ни тужился, она стояла свечой. Саньке ничего не оставалось делать, как кивнуть головой.

И Сема начал медленно без особых усилий пригибать его руку к столу. На полпути Санька безнадежно махнул левой рукой и выдернул правую из Семиной ладони.

Колхозный сад раскинулся на пологом спуске к неширокой речке, прозванной Болотнянкой. Она вытекала из огромного непроходимого болота, которое тянулось на многие километры к востоку от деревни.

В центре сада стоял обширный новый дом - детские ясли. Сюда по утрам со всех пяти деревень колхоза свозили крикливую детвору и оставляли ее под присмотром нянек до вечерней зорьки.

Когда звено Мишука подходило к саду, Санька услышал разноголосый гомон. Тут парни росли здоровенные как Дима-гармонист… или Семка, например! Санька оценивающе посмотрел на Сему, на его руки, с которыми успел познакомиться, передернул плечами и спросил: По обвислым, но очень широким плечам, по тяжелой медвежьей походке Санька узнал в председателе того человека, который перенес его из кузова машины в дом.

Ребята поздоровались и с любопытством уставились на нового агронома. Тот оглядел мальчишек, весело подмигнул сыну и вдруг повернулся к председателю. И лопаты у них наготове! И такой силос из разнотравья заложим! Я и место для траншеи приглядел - рядом со старой силосной ямой… Председатель подумал, посмотрел на ребят и спросил у них: А еще такая вам задача… Агроному свет нужен.

Сделайте в доме проводку. Не успели, когда строили… Не заходя в сад, ребята повернули обратно - к деревне. А траншеи - это как на фронте! Учтите - со мной на чепуху не пошлют! Сема Лапочкин повернул голову к звеньевому и, получив от него молчаливое одобрение, протянул Саньке широко раскрытую ладонь.

Сложив пальцы хитро - лодочкой, он вложил их в Семину ладонь и тотчас почувствовал, что кисть руки обхватил стальной обруч. Вовка замигал глазами, замотал круглой, как арбуз, головой, подсказывая Саньке, что времени у него не должно. Но тот с вызовом ответил: Санька попробовал неожиданным рывком выдернуть свою руку, но где там! От резкого движения стало еще больней. Сема испытующе взглянул на Саньку. Голова у того беспомощно дергалась в такт рукопожатию, но он молчал, сжав зубы.

Тогда Сема посмотрел на Мишука и спросил: Звеньевой кивнул головой, и Сема выпустил Санькины пальцы. Они были белые и приплюснутые, будто лежали под прессом. Глава 10 Знакомство продолжается Катя зверски не выспалась. Все вертелась в постели, все думала, вспоминала, плыла-путешествовала на теплоходе мимо темных Воробьевых гор с таинственными огоньками в ночи. В результате катастрофически опоздала на работу. К Колосову дала себе твердое слово не ходить.

И не звонить ни за что на свете. Но после обеда посидела, поскучала и… спустилась в розыск. Ноги сами принесли ее к девятому кабинету. И вообще, как он там, после вчерашнего вечера? Лечит ли свой колоритный фингал? В девятом кабинете, точно горный обвал, грохотали мужские голоса. Никита работал за компьютером, неумело тыкая пальцами в клавиатуру.

Напротив него, спиной к двери восседал верхом на стуле, точно на горячем скакуне, крупный, плотный, похожий на буфет средних размеров блондин в тесном форменном кителе с погонами капитана. Китель едва не лопался по всем швам. Это была, по всему видно, старая, еще советских времен, форма, которую капитану давным-давно пора было сменить.

Увы, новой формы что-то не выдавали. Капитан раздраженно обернулся, и Катя узнала начальника Столбового отдела милиции. Пару раз она встречала его на совещаниях и однажды даже очень коротко беседовала с ним по телефону, приставая с ножом к горлу по поводу комментария к одному происшествию. Удовольствия, помнится, от той беседы она не получила никакого. А фамилию капитана запомнила. Она была под стать кителю — Лесоповалов. Ничего не знаем, отвечают, смерть потерпевшего наступила за пределами МКАД, значит, ваша территория.

Чтоб его черти на том свете разорвали, этого пижона — не мог где-нибудь у Кольцевой скончаться! Образцов для экспертизы нет — это три или уже четыре?

А без экспертизы как мы докажем сам факт дачи яда? А потом, проверяющий у меня бдит как сова круглые сутки, так и стережет каждый шаг. Насчет плана оперативных мероприятий семь раз уже напоминал, формалист!

знакомство со своим я продолжается

Вы не могли бы потом зайти, а? Колосов посмотрел на Катю. Я — криминальный обозреватель пресс-центра ГУВД.

Учащиеся «Роснефть-классов» продолжают знакомство с САФУ

Я не хотел, Костя, сопротивлялся. Значит, кроме проверяющего, у меня еще и пресса на шее. Вы однажды уже дали мне понять, что с такими, как вы, разговаривать о неординарных происшествиях бесполезно.

Это с какими же такими, как я? А то надо же, делает вид, что информацию зажимает, контролирует, а на самом-то деле и зажать-то нечего.

Знакомство с пожарно-спасательной службой Москвы продолжается

Сколько времени прошло с момента смерти Студнева? А у вас там еще и конь не валялся. Даже плана оперативного не составили. Катя вздохнула — поле битвы за. Она бегло пролистала справку: Полезная штучка — Интернет.

Правда, сведения в нем почерпнуть можно далеко не обо всех, кто нас интересует. Список был разделен на две графы: Последнюю фамилию прочла дважды, глазам своим не поверила, но решила пока ничему не удивляться и читать справку. Про певицу Катя прочла самые общие фразы: В скобках было приписано: О Мохове комментарий был еще суше: Здесь почти все фамилии Кате были незнакомы, кроме одной — Потехиной Марии Захаровны. О ней Колосов упоминал вчера, а вот официантка Воробьева Елена Викторовна, повар Сайко Лев Львович и шеф-повар Поляков Иван Григорьевич были, видимо, вновь установленными по делу фигурантами.

Катя хотела было перейти к следующему абзацу, но снова замерла и вернулась к Полякову. Странно… Иван Григорьевич… Имя-отчество знакомое. Ах да, про какого-то Ивана Григорьевича рассказывала свидетельница Маслова.

Далее шла подробная информация с сайта ресторана, явно скопированная, содержащая сведения о меню, ценах, сезонных поступлениях деликатесов, скидках и спецпредложениях. Катя внимательно прочла все до конца. Взяла фломастер и подчеркнула имя-отчество Полякова, поставила вопросительный знак. Судя по всему, Поляков был поваром знаменитым. Катя решила тут же, что это, наверное, не тот Иван Григорьевич, а совершенно.

знакомство со своим я продолжается

Комментарий с сайта на повара Сайко был пожиже, но тоже весьма занятный: Послужные списки поваров были внушительными, как и любое рекламное резюме. И что было правдой, а что неправдой, сказать было трудно. А вот на официантку Воробьеву никаких резюме не было — оно и понятно, не тот профессиональный калибр. На Потехину Марию Захаровну имелась лишь краткая ремарка: Катя хотела было отложить этот скудный кондуит и позвать Никиту: Но тут ее внимание привлек еще один, последний листок.

Это тоже была распечатка, и на ней стояла любопытная пометка, сделанная рукой Колосова: Катя сначала не поняла ее смысла, прочла фамилию — Гусаров Дмитрий Валентинович. Ниже черным траурным фломастером почерком Колосова была сделана приписка: Это выглядело довольно странно, однако Катя и тут не удивилась.

знакомство со своим я продолжается

Значит, Никите не приходится выбирать. Наскреб пока то, что есть, и на том спасибо.